воскресенье, 18 сентября 2016 г.

Как "чеченские боевики захватили" Пензенские ГРС осенью 1999 года или как Алексей Шматко вилял Александром Гуляковым.

Наверняка все помнят тревожную осень 1999 года, когда по всей России взрывались дома и находился «Рязанский сахар». Я помню, как жители Пензы организовывались в дружины и дежурили во дворах и скидывались на установку домофонов и кодовых замков на свои подъезды. Царила удручающая обстановка.

Последствия теракта утром 9 сентября 1999 года по улице Гурьянова, дом 19, Москва

Я начал свою трудовую карьеру в Пензенском филиале ООО «Межрегионгаз» в августе того же года сразу после окончания факультета Вычислительной техники Пензенского Государственного Университета. Попал я на работу в Диспетчерскую службу и только начал вникать в суть работы.

Не помню точно какой это был день. Или конец сентября или начало октября 1999 года. Помню, что это было сразу после терактов и «Рязанского сахара». Наверняка жители Пензы помнят, что в это время мэром Пензы был Александр Калашников. Так же в то время был страшный кризис неплатежей. Были настоящие войны между Газпромом и мэрией Пензы, которая не хотела и не могла платить по счетам городских котельных за газ. Творился сущий ад.

Мэр Пензы в 1999 году Александр Калашников
Не помню точно какой именно это был день, но начался он весело. Как я пришел на работу в диспетчерскую поступил сигнал о том, что на Пензенские ГРС (газораспределительные станции), по распоряжению мэра Пензы Александра Калашникова ввели бойцов ОМОНа, которые отстранили операторов от управления ими. Ситуация была действительно взрывоопасная в прямом смысле этого слова. ГРС питающие крупные ТЭЦ и котельные имеют большой расход газа и должны быть под контролем специально обученных людей, иначе взрыв!

Директор Пензенского филиала ООО "Межрегионгаз" Виктор Таушев, 1999 год.

Диспетчера по должностным инструкциям должны были сообщить в ЦДУ Газпрома о происходящим на станциях событиях, что собственно и сделали. И через час начался ад. Московское руководство начало звонить Виктору Таушеву, который тогда был руководителем филиала Межрегионгаза в Пензе и требовать изменить ситуацию. Надо сказать, Калашников тоже не просто так ввел ОМОН на станции, а из-за того, что Газпром обещал отключить от газа всю Пензу в преддверии отопительного сезона.

Виктор Туашев руководил компанией не приходя в сознание. Он находился всегда в хроническом запое. Выходя из запоя устаивал адские истерики и орал на всех, кто подвернется матом. Короче вел себя как классический тиран. Забавно, но я даже немного благодарен ему за его запои, ибо я стал из-за них человеком, который вынужден был принимать самостоятельные решения и в итоге набрался богатого опыта.

Так вот, после звонка из Москвы начался кромешный ад, Таушев после очередного запоя бегает и орет на всех, кто подвернется под руку. Ситуация для него ужасная, ибо получатся, что он не может контролировать в области ничего ни платежи, ни работу газораспределительного оборудования. В любом случае он остается крайний. Тут он забегает в диспетчерскую и приказывает написать письмо в Москву и типа как-то «отмазаться» от данной дикой ситуации. Письмо поручили писать мне.

Представьте себе мне нужно было решить нерешаемую задачу, а именно объяснить какой-то неведомой причиной появление ОМОНа на Пензеснких ГРС. Согласитесь, задача трудная.

Тут мне приходит в голову идея, а что, если ОМОН на самом деле приехал на ГРСки не потому, что хотел отстранить операторов от управления ими, а для защиты их от Чеченских боевиков. Бинго.

Пишу письмо, делаю несколько редакций. Если коротко, то суть письма такая: «в районе ГРС были замечены следы шин машин с Чеченскими номерами и наш доблестный ОМОН кинулся защищать их». Но писать такое письмо от имени Таушева было нельзя, ибо в Москве это могли воспринять как попытку ввести в заблуждение руководство Газпрома и надавать по шапке еще больше.

Тут у меня родилась гениальная идея, а пусть это письмо подпишет администрация Пензы и отправит по своим каналам в Газпром. Заместитель Таушева - Андрей Разумов позвонил заместителю Калашникова – Юрию Зобнину и тот согласился подписать такое письмо. Я взял бланк администрации Пензы, напечатал на нем письмо, скинул факсом Зобнину в приемную, долго уговаривал секретаршу с этой факсовой копией зайти к нему в кабинет во время совещания.

Все свершилось. Письмо подписали и отправили. Мы продублировали его по газпромовским каналам. День прошел.

Начальник УВД по Пензенской области в 1999 году Александр Гуляков

Я возвратился домой, в тогда еще съёмную квартиру на улице Кулакова в состоянии радости и эйфории. По дороге взял себе пива и решил его выпить после ужина. Поужинал, взял пиво и включил телевизор. И как вы думаете, что я там вижу? Говорящую голову начальника УВД по Пензенской области Александра Гулякова. И как бы думаете, о чем он там говорит? А он рассказывает гражданам о том, как ОМОН героически предотвратил теракт на Пензенских ГРС и рассказывает мной придуманную сказку про «следы шин машин с Чеченскими номерами».

Мне сразу вспомнился классический голливудский фильм Барри Левинсона "Wag the Dog" или "Хвост Вияет собакой". Собственно, это был мой последний день, когда я верил ТВ.

Такие дела.